Читать или скачать в pdf

© Юрий Дружников

Как я прославился в американской славистике

По приезде в Америку мне пришлось около года читать курс лекций о писательском мастерстве на английской кафедре в одном техасском университете. В первый же день, когда я шел по коридору, меня остановил симпатичный пожилой человек, как оказалось, профессор славянской кафедры, лингвист:
— Очень кстати Вы у нас появились, коллега! - Стивен Кларк широко улыбался. - Так сказать, представитель великой русской культуры, единственный натуральный тут. Мы-то все учили язык в колледжах, даже русских преподавателей не было, а в Советский Союз нас пускают с трудом. Железный занавес тормозит развитие лингвистики. Сейчас я исследую некоторые аспекты лексики в вашей стране. Можно задать вопрос носителю языка?
— Разумеется.
Вынув блокнот, Кларк перелистнул несколько страниц, упер палец.
— Вот, проблема инверсии... Ведь грамотно сказать: "Я ел уху". Не так ли? То есть "Я ел рыбный суп". Почему русские меняют порядок слов и говорят: "Я уху ел"? И почему слова уху и ел иногда пишутся слитно?
Не без трудностей уловил Стивен разницу между "уху" ел и "ох*ел". Он тщательно записал в блокнот объяснения.
— Богатейший язык! Кстати, а что значит х*ярыть?
Пришлось, насколько возможно, перевести.
— Боже мой! – обрадовался он. – То же, что трудиться. Так просто... А мы тут на заседании кафедры ломали голову. Значит х*ярыть - глагол. От какого слова?
— От общеизвестного.
— Ах да, конечно... Русская классика. Какое гибкое слово! А женщины могут х*ярыть или у них свой термин? Тоже могут? Все русские вкладывают в труд свою сексуальную страсть. Такова и будет моя новая гипотеза. Х*ярыть – глагол несовершенного вида, не так ли?
— Конечно, но с приставкой "от" будет совершенный.
— Отх*ярыть? Потрясающе!. Я - отх*яру, ты - от...
— На конце ю...
— О!
Стивен понимающе кивнул, опять сделал пометку в записной книжке и спрятал ее в карман. Довольный, он долго тряс мою руку.
— Блистательно! Ваша консультация бесценна. Иду в класс, отх*ярую лекцию.

Закрутились университетские дела, новых знакомств уйма и любознательный коллега был забыт. Однако через несколько дней Кларк окликнул меня в очереди на почте. Он обрадовался, будто мы не виделись вечность, стал расспрашивать, как устроилась семья.
— Кстати, – он вытащил блокнот, – случайно не слышали такого слова – е*ырь?
— Слыхал, – смутился я – не от слова, а потому что выкрикнуто оно на весь зал.
К счастью, не он один, но все вокруг, стоящие в очереди и служащие на почте в этой техасской глубинке, не знали этого слова. Но услышали бы английский эквивалент, произнеси я его. Поэтому инстинктивно я перешел на шепот. Его лицо сияло.
— По-русски гораздо красивее звучит! Вы меня поражаете эрудицией.
Я подумал, что Стивен иронизирует, а он продолжал:
— Ваша экспертиза безупречна. У всех нас русский искусственный, бывают заминки. Очень-очень рад дружбе с вами!
Подошла моя очередь, и надо было запихивать в окошко конверты.

В суете дней я забыл нового друга, но вскоре он напомнил о себе. На славянской кафедре шел мой доклад о белых пятнах в советском литературоведении. Десять минут оставил на вопросы.
— Вопрос вот какой, – поднялся Стивен, – Е*ать твою мать?
— В каком смысле? – слегка растерялся я от неожиданности, ибо это не вытекало из предмета лекции.
В зале кто-то хихикнул, видимо, среди аспирантов нашлась русскоязычная душа.
— А как же вы объясните наличие параллельного выражения ё* твою мать? Откуда взялась краткая форма ё* вместо е*атъ! Я разрабатываю гипотезу: сокращение необходимо русским для быстроты перехода непосредственно к акции...
— Возможно, – сказал я, чтобы что-нибудь сказать.
— И еще проблема, – продолжил Стивен, – В чем суть процесса опи*денения?
Тут вмешался председатель:
— Вопросы по лингвистике несомненно важны, – сказал он, – но уводят в сторону от литературного критицизма – объявленной темы нашего заседания.
Кларк поймал меня на выходе:
— Они все опи*деневели. Я правильно употребляю, не так ли? И уже широко использую ваши слова в классе. Заметен энтузиазм тех студентов, которые раньше скучали на лекциях. Кстати, я сообщил о вас в Оклахому одной коллеге, ее зовут Глория Хартман. Профессор Хартман х*ярует монографию об освобождении русской женской речи от контроля мужчин, тормозящих эмансипацию. Надеюсь, не откажете ей в консультации?

Глория позвонила по телефону и упорно говорила по-русски.
— Мне же не с кем практиковаться по хорошему русскому языку, – призналась она, – Мой Х*йчик ничего не понимает.
— Кто?
— Так я ласкательно зову мой муж. Он по русскому языку ни х*я... Надеюсь, я правильно употребляю Ваш х*й?
— А чем Ваш муж занимается?
— Он профессор е*аной американской экономики. А я недавно ходила в Россию заниматься проституцией.
— В каком смысле?
— В прямом. Тема у моей новая книга: "Усиление эксплуатации московских проституток в период гласности и перестройки, и их протест через русский лексикон".
— Был протест?!
— Еще какой! И у меня вопросов до х*я.
— Видите ли, Глория, сам-то я проституцией не занимался. Вряд ли буду полезен.
— Будет вам пи*деть! Стивен говорит, что лучше вас он никого не знает.

Глория звонила мне регулярно раз или два в неделю. Я надеялся, что она разорится на телефонных звонках, и тогда я отдохну. Но этим не пахло. Потом раздался звонок из Вашингтона. Меня пригласили в Госдепартамент прочитать лекцию о современной советской культуре. Билет на самолет прислали по почте. Ночью я прилетел в ближний Вашингтонский аэропорт, поспал два часа в забронированном для меня отеле, а утром за мной заехал мужчина в годах, слегка отечный, организатор лекции, и повез на завтрак. Хорошо бы узнать, что за аудитория меня ждет, но хозяин предпочитал рассказывать старые русские анекдоты, сам смеялся и на мои вопросы не отвечал. В аудитории оказалось человек около пятидесяти лиц обеих полов, большей частью молодежь. Все одеты с иголочки. Организатор представил меня. Он добавил:
— Вы разъезжаетесь в посольства пятнадцати новых государств, в которых русский язык еще долго будет основным средством общения. Профессор Глория Хартман, которую вы все помните, рекомендовала этого эксперта в интересующей нас реальной области. Для успешной работы вы все должны понимать, куда вас посылают на переговорах. Он обратился ко мне:
— Вот тут сзади поставлена для вас доска. Просим все выражения записывать. Кроме того, мы пишем на пленку правильное произношение для лингафонного кабинета, чтобы все присутствующие могли потренироваться в русском мате за оставшиеся до отъезда недели. Леди и джентльмены, прошу въе*ывать!
Так потекла моя новая жизнь, и устанавливались научные контакты. Лучше бы они выписали уголовника из Бутырки, чтобы учил их говорить по фене.

Месяц спустя я сидел в университетской библиотеке, когда подошел сияющий Стивен Кларк, неся подмышкой тяжелый пакет.
— Это вам подарок!
Он подождал, пока я разверну сверток, выну книгу, и тут же сделал дарственную надпись на титульном листе словами, которыми все авторы надписывают свои книги. Книга сияла. Она была шикарно издана престижным академическим издательством: в яркой сине-красной суперобложке – коллаж с портретами русских классиков. "Нью-Йорк-Торонто-Лондон-Токио" – красовалось на титуле. Стивен ушел.
Я погасил проектор, в котором читал микрофиши, стал листать книгу и вдруг натолкнулся на свое имя: "Экстаз в русской психофизиологической традиции называется ох*ением". Ниже следовала сноска: "Приношу глубокую благодарность моему коллеге профессору Дружникову за разъяснение значения этого важного для русской культуры слова".
Я стал листать с интересом.
"Термин ё*ырь можно считать существенным для неофициальной положительной характеристики русского человека". В сноске внизу страницы я прочитал: "Это наблюдение помог мне сделать эксперт в этой области Юрий Дружников".
"Для обеспечения сексуальной мобильности русский народ трансформирует правильные грамматические конструкции е*ать мою мать, е*ать твою мать, е*ать его мать, е*ать ее мать, а также е*ать нашу, вашу и их мать в почти аббревиатурную форму ё*мою (твою, его, ее, нашу, вашу и их) мать", В сноске было написано; "Благодарю моего коллегу Дружникова за одобрение моей гипотезы по поводу семантики симплифицированной формы ё*".
В книге я насчитал двадцать семь сносок со своим именем, возле которого стояли, помимо названных выше, слова: бл*, курва, опи*денеть, мандавошка, пи*дорванец и некоторые прочие, плюс все грамматические производные этих слов.

Минут через пятнадцать Стивен вернулся и спросил:
— Ну, как мое исследование?
— Несомненно, очень ценный вклад в лингвистику.
— А знаете, в издательстве оказалась консервативная редакторша, немного помнившая русский; у нее бабушка была из Минска. Язык редакторша совсем забыла, но ваши слова помнила с детства.
— Не мои, а фольклорные, – уточнил я.
— Не в этом дело! Она просила меня эти слова заменить на более принятые в американском лексиконе.
— Честно говоря, в этом был резон...
— "Но ведь это же посягательство на академическую свободу! – сказал я ей. – Цензура!" Тогда она попросила ссылки на иностранный источник. Тут я согласился... Поэтому в тезаурус введен раздел "Первоисточники толкования русских терминов". Вот тут...
Полистав страницы, он упер палец. Глаза мои побежали по строчкам:
Бл*дища – профессор Юрий Дружников (Италия)
бл*дун – см. ё*ырь
ё*ырь – профессор Дружников (Италия)
ё* мою (твою, его, ее, нашу, вашу, их) мать – профессор Дружников (Италия)
пи*дюк – профессор Дружников (Италия)
х*ище – см. х*й
х*й – общеупотребительное в Советском Союзе и Италии
х*ярыть, вых*ярыть, дох*ярыть, зах*ярыть, изх*ярыть, отх*ярыть, перех*рыть, прих*ярыть, ух*ярыть – профессор Дружников (Италия)
И так далее. Все мои авторские права были соблюдены. Но с каких-таких пор они стали вдруг моими? Ведь это все – народное достояние! Будь я таможенником, вообще бы не дозволял это к вывозу.
А почему источник – Италия? – мягко, чтобы не обидеть, спросил я Кларка.
Он вдруг перешел на русский, как оказалось, довольно хороший.
— Видите ли, я стараюсь быть пунктуально точным во всех мелочах. Это же академическое исследование, е*ёна мать! То, что это русский лексикон, и мудоё*у понятно. Но вы меня информировали, что в процессе эмиграции опи*денели в этой ё*аной Италии и только потом прилетели в США. Тут, бл*, принципиально важно, как и куда раскрепощенная от тоталитарной идеологии русская лексика перетекается через границы. Я получил от университета гранд и летал в Рим, чтобы проверить мои предположения. В процессе исследования гипотеза полностью подтвердилась: в Риме таксисты понимали все данные термины. Я сделал четыреста магнитофонных записей. Но вы остаетесь для нас основным родником!
— Право же, – смутился я, – это преувеличение...
— Напротив! Вот, смотрите: в предисловии я пишу, что без вашей ценной помощи книга х*й бы состоялась.
Вот, оказывается, что... Значит, еще и в предисловии?! Листая книгу, это я пропустил...
— Благодарствую! – я пожал его мужественную руку, окрепшую в борьбе за свободу русского слова в консервативной Америке. Кларк похлопал меня по плечу.
— Х*ли тут благодарить? Это мы признательны Вам, нашему главному эксперту. Мы с коллегой Глорией Хартман начинаем кампанию за обогащение экспрессивными русскими средствами закостенелого американского языка. Пускай и в Америке х*яруют и пи*дяруют. Кстати, кафедра уже утвердила название, и без лишней скромности сообщу Вам: можете считать меня основоположником новой науки - е*еноматики. Тут и Ваш реальный вклад в американскую славистику.

К О Н Е Ц