Читать или скачать в pdf

 Интродайв

logo 01- Маринка, не хочешь нырялкой заняться? – спросил меня приятель, когда я привезла ему в офис флешку с фотографиями нашего спортивного отдыха в Альпах.
Пару лет назад мы оказались в одной группе любителей горных лыж, выехавших во Францию на зимние каникулы. Вова, его жена Лена и четырнадцатилетний сын Игорь оказались настолько серьезной и организованной командой, что я без колебаний переметнулась в их лагерь, бросив своего тренера Романа, вдруг показавшегося мне слишком легкомысленным. У Вовы все было четко: вечером Лена, надев учительские очки, внимательно изучала карту склонов, планируя завтрашний маршрут. Утром наливались одинаковые у всей семьи термосы с чаем, собирались коробочки с бутербродами, в рюкзаки складывались запасные пары перчаток и подшлемники. Пока я, Роман и остальные товарищи лениво и расслабленно искали свои носки и щелкали замками горнолыжных ботинок, Вова с семьей уже стояли у входа, одетые и застегнутые на все пряжки-молнии.

Первое время я побаивалась крупную и шумную Елену, любящую настоять на своем, и сдержанного Владимира, постоянно возящегося в холодной комнатке для снаряжения, то затачивая канты, то регулируя защелки у ботинок. Но когда мне надоело терпеть раздолбайство Романа и кататься вокруг нашего шале, в то время как Вовина семья уже давно уехала за следующий перевал, я все-таки решилась на предательство.
На следующий год, списавшись по интернету, мы поехали во Францию уже вчетвером. Кататься я научилась уже получше и не так боялась быть обузой для команды с уровнем «хорошо» и «очень хорошо». Впрочем, у меня был козырной туз в рукаве – Елене нравилось, как я готовлю, а ее голос в формировании группы попутчиков был решающим. И я надеялась, что при обсуждении состава выезжающих она вздохнет и скажет: «Марина плохо катается, зато хорошо делает спагетти болоньез, поэтому пусть едет с нами».

На поверку Вовик оказался далеко не таким серьезным, а Ленка не такой властной, как мне с перепугу показалось вначале. Мы сдружились, и я была рада, что нашла союзников, относящихся к спорту так же ответственно, как и я сама. Была у этой медали и обратная сторона: коматозничать и балбесничать, как мне иногда хотелось, было сложно, поэтому предложение заняться еще и дайвингом я встретила без энтузиазма.
- Нет, Вовчик, пока мне хватает экстрима в горных лыжах, - попыталась я вежливо отбрыкаться, пока приятель переписывал себе мою флешку.
- Ты ничего не понимаешь! Какая связь между горными лыжами и дайвингом? – Вовчик неодобрительно поднял брови, глядя на меня из-за крышки ноутбука.
Много денег на поездки и снаряжение, оплата инструкторов и вечное мучительное ощущение себя дурехой и неумехой, - подумала я, но вслух промолчала надеясь, что тема дайвинга так и останется элементом светской беседы. Однако Вовчик проявлял поразительную настойчивость, напоминая мне про дайвинг каждый раз, когда мы встречались для обсуждения подробностей очередной зимней поездки в Альпы.

- Можно подучиться здесь в Москве у Алексея Герасимова. Раз ты не хочешь быть сосиской, хотя, лично я не вижу в этом ничего страшного. Все когда-то начинают, и далеко не у всех все получается с первого раза. У Герасимова клуб на территории бассейна с морской водой. Там очень удобно учиться, потому что плотность воды почти совпадает с тем, что есть в Красном Море. Приедешь в Египет, и уже не надо будет тратить время на сертификацию, можно сразу начать погружаться, - приводил друг убийственные с его точки зрения аргументы.
- Вовчик, что ты пристал ко мне с этими погружениями? – вспылила я, не выдержав планомерной ковровой бомбардировки. Известие о необходимости еще и сертификации разом задушило робкие ростки любопытства, которые от титанических усилий друга все-таки начали рахитично прорастать в моей голове.
- Потому что это – здорово! Я сам не интересовался дайвингом никогда, пока мне друг не подарил абонемент на обучение. Я в этом году сына с собой брал, и он уже сертифицировался на Advance Open Water. Отучился здесь у Алексея и когда в Египет приехал, то местный инструктор сразу сказал, что у парня очень хорошая подготовка. Мы в августе в Дахаб едем, поедешь с нами?
Я не знаю, почему я сдалась. Возможно, вспомнились детские мечты о том, как я хотела быть русалкой и жить в подводном гроте, может быть, просто захотелось новых ощущений. Но, вероятнее всего, я просто уступила желанию друга, понимая, что серьезных аргументов ни «за», ни «против» дайвинга у меня нет.

В клуб к Алексею Вовчик притащил меня фактически за шкирку.
- Возьмешь с собой закрытый купальник, мочалку, гель для душа и шлепанцы. И обязательно тетрадку с ручкой. Кроме воды будут серьезные занятия по теории и экзамен. Сегодня у тебя интродайв, ознакомительный курс, чтобы ты могла сразу понять, будешь ты продолжать заниматься, или тебе этот дайвинг на фиг не нужен, – засыпал меня ценными указаниями приятель.
Можно подумать, у меня будет шанс отказаться! – мрачно думала я, обреченно проглотив новость о необходимости сдавать экзамен и вспоминая, в каком дальнем углу шкафа с одеждой завалялся старенький купальник для бассейна.

Тяжко вздыхая о своем безволии, я собрала сумку и, сверяясь с бумажкой, добралась до бассейна «Атлант» с двадцатиминутным опозданием. Миновав красивый холл с аквариумами, витринами, мягкими креслами, объявлениями о группах аквааэробики и прочих атрибутах бассейна высокого класса, я оказалась в помещении, больше напоминающем котельную какого-нибудь завода, нежели вход в разрекламированный Володей дайвцентр. Однако само помещение клуба «Немо» выглядело чистеньким и уютным.
На диване, вытянув ноги поперек всей комнаты, развалился в расслабленной позе худой мужчина средних лет с тропическим загаром, длинными темными волосами, трагично изможденным лицом и какой-то дрянной экзотической безделушкой на шее. В углу за маленьким столиком перед компьютером сидел другой мужчина небольшого роста, крепкого телосложения и приятной округлой упитанности, оставляющей впечатление сытости и доброжелательности. Полная противоположность «перезрелому Тарзану», как я мысленно тут же окрестила длинноволосого.

Не понимая, кто из присутствующих тот самый Алексей, о котором я уже была наслышана, признанный авторитет в мире дайвинга, курс-директор и суперпрофессионал, я представилась, переводя вопросительный взгляд с одного на другого.
- Я – Алексей, а это – Олег Базанов, Вы будете с ним погружаться, - пухленький и усатый неловко вылез из-за стола, - сейчас мы заполним некоторые необходимые документы, я проведу Вам инструктаж по технике безопасности. И, вообще, давай на «ты», так будет проще!
Мой «интродайв» начался.
По мере того, как я узнавала все варианты своей безвременной кончины под водой от удушения, утопления, отравления, резкого изменения внутричерепного давления, настроение мое падало все ниже и ниже, пока наконец не достигло редко переживаемых глубин мрачного инферно. Заметив мои расширенные зрачки и скорбные складки вокруг рта, Алексей запнулся на полуслове.
- Как же я ненавижу все это! – воскликнула я, прерывая неловкую паузу.
- Что? – глаза мужчины испуганно округлились. – Что ты ненавидишь?
- Алексей, я все понимаю, - мне стало стыдно за свой неконтролируемый выброс отравы. - Первое занятие всегда и во всем посвящено технике безопасности, но я больше не могу слушать эти ужасы. Мне и так не очень комфортно, потому что я ничего не знаю, я всего боюсь, мне кажется, что я никогда не смогу разобраться со всеми этими штуками! - Я безнадежно махнула рукой в сторону связок разных шлангов, переплетенных с блестящими трубочками, любовно развешанных по стенам дайв-центра.
– Мне вполне хватает в жизни неприятностей, - продолжала я свою пламенную речь, - и я занимаюсь спортом для того, чтобы получать удовольствие, а не трястись от страха. А пока ты говорил, я уже три раза захлебнулась, два – отравилась, один раз осталась на дне кормить рыб и один раз всплыла мешком с костями.
- Именно для того я тебе все это и рассказываю, чтобы ты могла получать от дайвинга удовольствие! – воскликнул Алексей, театрально взмахивая руками.
- Я не люблю фильмы ужасов, и не получаю никакого кайфа от участия в них, пусть даже мысленного, - закусив удила, я гнула свою линию, выплескивая свое недовольство всеми инструкторами вместе взятыми, которых мне приходилось видеть в жизни.

Алексей прошелся вдоль комнаты, пару раз вздохнул, чтобы прийти в себя, и спокойным тоном продолжил беседу.
– Когда ты освоишь необходимые навыки, ты перестанешь концентрироваться на проблемах и получишь намного больше удовольствия, чем тебе сейчас кажется. Пойми, если ты тщательно проверишь снаряжение на берегу, будешь следить за количеством воздуха во время погружения и убедишься, что, в крайнем случае, у тебя есть партнер, который даст тебе подышать из своего запаса, к тебе придет необходимая уверенность в собственных силах, ты сможешь расслабиться и наслаждаться.
- Тогда кофе-брейк, я должна прийти в себя, чтобы мы могли продолжать. Где здесь можно покурить? Я, конечно, понимаю, что курить вредно, но… это уже так, как есть.
- В тамбуре за железной дверью есть пепельница, а я пока тебе чайку заварю, тут вроде еще печенье осталось… - миролюбиво согласился Алексей, потряхивая жестяной коробкой, в которой, действительно, что-то призывно похрустывало.
За дверью уже стоял Олег, задумчиво пускающий разнофигурные колечки в потолок.
- Не парься обо всем этом, - тихим шершавым голосом выдохнул он, щелкая зажигалкой перед моим носом. – В воде главное – расслабиться. Сейчас пойдем нырять, и я тебе все покажу.
Вот, началось, - думала я, снова закипая, - один мне будет говорить одно, другой – другое. У каждого профессионала свое видение проблемы, и никому нет дела до того, что у меня голова пухнет от невозможности разобраться во всей этой белиберде.

Мужчины собрали мне огромную корзину со снаряжением и отправили переодеваться.
Высокомерно не обращая внимания на посетительниц женской раздевалки, всерьез думающих, что барахтанье в хлорке с торчащей над поверхностью воды головой является спортивным образом жизни, способствующим оздоровлению и похуданию, я брякнула свою корзину на пол. Рыхлые леди, осторожно промакивающие свои разнеженные тела махровыми полотенцами, поджались и затихли. Хорошо быть вот такой булочкой, - продолжала я злиться. - Чтобы чувствовать себя Светланой Хоркиной, достаточно просто записаться в бассейн и упиваться походами по магазинам, чтобы купить себе специальные очки, специальную сумку, специальный фен и специальный крем. А мне, чтобы ощущать себя человеком, а не улиткой, надо лазать в горы, нырять под воду и совершать прочие подвиги, требующие намного больше смелости и усилий, чем бултыхание в бассейне.
Медленно и тщательно я натянула на себя черный гидрокостюм, змеисто изгибаясь под немыслимыми углами, чтобы черная подводная шкура поудобнее прилипла к телу. Насладившись завистливыми взглядами в спину и упившись своим телесным превосходством, я подхватила корзинку, доверху наполненную разными незнакомыми предметами, распознать из которых я могла только ласты и маску, и вышла к воде.

Олег терпеливо рассказывал, как крепить баллон, как проверять давление воздуха, как обращаться с грузиками, но вряд ли я что-то запомнила из того рассказа. Мысль о том, что сейчас мне придется чем-то дышать под водой, тревожно сверлила мой мозг, отвлекая от всех остальных переживаний.
По лестнице в мелкой части бассейна мы спустились в воду. Не надеясь на мою вменяемость, инструктор сам застянул на мне грузовой пояс, надел жилет с прикрепленным к нему баллоном, расправил все бесчисленные пряжки и трубочки и, плотно прилепив маску мне к лицу, натянул ремень на затылок. По привычке я попыталась вдохнуть, но нос мне облепила вездесущая резина, и адская машинка еще плотнее всосалась в лицо. Пришлось открыть рот. В тот же момент перед глазами возникла круглая черная штука, из которой торчало резиновое нечто, чем-то напоминающее раскрытую рачью клешню. Ее нужно было зажать зубами, чтобы от глубокого вдоха или выдоха не потерять под водой.
- Это – регулятор, - спокойно информировал меня Олег, когда я осторожно сомкнула зубы на «клешне». - Дыши, просто дыши ртом. Волноваться не надо. Там есть специальный клапан, который будет срабатывать в нужное время, чтобы вода не попадала к тебе в организм.

Переодевшись в гидрокостюм, он вдруг потерял всю свою вальяжность и экзотичность. Передо мной стоял чуть уставший и очень серьезный человек, сам совершивший не одну тысячу погружений и выведший под воду не одну сотню новичков.
- Готова? – участливо спросил он, и мне вдруг стало тепло и спокойно на душе.
Рот у меня был занят регулятором, поэтому я молча кивнула, стоя по грудь в воде. Дышалось нормально, да, необычно свежо, но без особенных усилий.
- А теперь просто встань на колени.
Я медленно подогнула ноги, вода поднялась мне до рта - я ДЫШАЛА, до носа - я ДЫШАЛА, до глаз – я ДЫШАЛА. Момент, когда я взглянула на мир из-под воды, я помню до сих пор.
Реальность раздвинула свои границы, и мгновения потекли медленными струями. Поверхность воды ртутно блестела над моей головой, слегка вздрагивая от потоков пузырьков. Чуть в стороне чьи-то бледные тела молотили конечностями, изображая кроль или брасс. Бойкий юноша нырнул, изогнувшись рыбкой, но тут же вернулся в привычную среду обитания.
Я усмехнулась, не побоявшись выронить изо рта регулятор. Они, жители поверхности, навсегда остались там, наверху, решаясь заглянуть в мой мир лишь на короткие секунды. В том, что новый мир, открывшийся мне, примет меня, я больше не сомневалась.

Плавучесть

logo 02Вылетев на поверхность бассейна, я судорожно сучила ластами, чтобы удержаться на плаву.
- Я не могу! У меня не получается! Я набираю воздуха, чтобы продуть чертовы свои уши, и тут же вылетаю обратно! – орала я Алексею, заботливо склонившемуся над кромкой бассейна. – Мне нужно еще пару кило грузов! – На факт, что сам курс-директор вышел из офиса к воде, посмотреть, как идет обучение, я внимания не обратила.
- Надуй компенсатор. – Алексей будто не слышал моих страстных взываний.
- Я говорю тебе на чисто русском языке – у меня не получается! Я не могу так, я верчусь, как цветок в проруби! Меня это бесит! – продолжала я орать благим матом.
- Надуй компенсатор, - произнес Олег, медленно появившийся из воды рядом со мной.
- Вы слышите меня? У меня истерика! Я так не могу! У меня недогруз! Я неспособна сейчас слушать ваши умные советы! – капли пота, смешиваясь с каплями воды, текли у меня по лицу. Олег протянул руку и нажал нужную кнопку на моем жилете. Компенсатор надулся, прочно удерживая меня на поверхности воды. Неожиданно для себя я успокоилась и заткнулась, удивленно переводя взгляд с Олега на Алексея.

- Как только ты оказалась на поверхности воды, так нужно сразу же надуть компенсатор плавучести, – не меняясь в лице, повторил Алексей.
- Да, я забыла, - смутившись, я потупила глаза. – Олег, мне не хватает пары килограмм.
- Ты прекрасно можешь погрузиться и с тем грузом, что сейчас на тебе. Но если ты не научишься расслабляться, то у тебя ничего не получится, - бесстрастным тихим шепотом удава Каа под аккомпанемент плещущейся воды Олег продолжал терпеливо меня наставлять. - Сейчас ты отдохнешь немного, и попробуем еще раз. Сдуваешь компенсатор, выдыхаешь и медленно уходишь под воду, не забывая продувать уши каждые полметра, - его голос вбуравливался в мой мозг как струя пены из огнетушителя, гася пламень досады и злости. - Ты должна уметь держаться на нужном уровне в толще воды только за счет изменения объема легких. И мы никуда не двинемся дальше, пока я не увижу, что ты уверенно это выполняешь, потому что это – самый важный навык в дайвинге.

- Может оказаться так, что на дне будут камни, кораллы или просто ил, которого лучше не касаться, чтобы не поднимать мути. Может понадобиться опуститься или подняться на метр, чтобы проплыть под камнем или тем же кораллом, и на ластах у тебя это просто не получится, - продолжал он внушать мне суть дао дайвинга, когда мы сидели в сауне, чтобы согреться, перед тем, как снова вернуться в бассейн.
Без гидрокостюма Олег по-прежнему был похож то ли на индейца, то ли на Тарзана, но к его экзотическому виду я начала привыкать, а под водой это был совершенно другой человек, и сомневаться в его словах и уж тем более спорить, просто не было никакого смысла.
- Пока ты не расслабишься полностью, у тебя ничего не получится, - продолжал Олег все тем же бесстрастным тихим голосом твердить свою мантру. Слушать его было приятно, но как только я оказывалась в воде, так инстинкты брали свое, и собственное тело начинало напоминать мне тяжелый узел намокших веревок, развязать который не взялся бы даже бывалый морской волк.

С обреченным остервенением я снова надела акваланг, но удержаться на заданном уровне снова не получилось, и я, уже не пытаясь бороться с отчаянием, села на дно, неловко звякнув баллоном о кафельный пол. Олег пытался понять, что случилось, но объяснить всю гамму своих переживаний, имея в распоряжении только десять пальцев рук, я не могла. Жест, который я изобразила, мог быть трактован по-разному, но общий настрой выражал однозначно. Поразмыслив минутку, инструктор вдруг показал мне пальцами сигнал «смотри на меня» и… начал раздеваться.
Обалдев от удивления, я смотрела, как он расстегивает жилет с баллоном, снимает его, поворачивает горизонтально и ложится сверху, как на диван. Расстояние от его тела до дна осталось неизменным. Увлеченная, я немного поддула жилет, чтобы приподняться и получше рассмотреть фокусы Олега. А он, показывая, как легко на самом деле справляться с водой, еще скрестил ноги и сложил руки так, будто лежал в комнате перед телевизором. Потом обнял баллон, как подушку, и лениво подпер щеку ладонью. Полежав так некоторое время, он сел на жилет с баллоном верхом, как на лошадь, и… сняв регулятор и маску, принялся неспешно причесываться.